Моя беременность и роды. г.Оренбург

Моя беременность и роды. г.Оренбург

В избранное Просмотров: 9743

ЧАСТЬ 1. Беременность? Ура! Или как все начиналось.

   Ура! Наконец задержка! Уже неделю! Можно смело делать тест, хотя я чувствую, я знаю, что беременна! Как долго ждала этого чуда, как тщательно к этому готовилась: сдала все необходимые анализы, прочитала гору литературы. Долго, потому что считала, что все должно быть по порядку: колледж, институт, работа, замужество, а уж потом...А мне уже 26. Да еще 14 января сделала прививку против краснухи, и ждала 3 месяца, чтобы пробовать забеременеть. В браке почти 9 месяцев, могла бы скоро рожать, если б не решили с мужем отложить до защиты диплома, но я не жалею об этом, так как планирование - вещь серьезная и не требует спешки.

   Наконец наступил долгожданный апрель, я старательно измеряла ректальную температуру, составляла график, высчитывала опасные дни. Но наступил май, а задержки не было. Месяц опять прошел в вычислении благоприятного периода, но в июне чуда опять не произошло. Неужели и на этот раз тест выдаст отрицательный результат? 19 июля 2004 г. Держу тест, жду появления долгожданных полосок. Наконец одна появилась, а вторая еле заметная. Делаю вывод, что полоска тонкая из-за маленького срока. Решено купить еще один тест, но уже во всю радуюсь наступившей беременности. 20 июля делаю повторный тест. На этот раз полоска появилась тонкая, да еще почему-то наполовину - явно брак. Появилось чувство досады на не качественную продукцию. Ну, что ж, бог любит троицу, завтра повторно сделаю злосчастный тест. 21 июля, у мужа день рождения, а сделанный тест, наконец, дал точно положительный результат, вот будет подарок!

   Видимо организм отдохнул от нагрузок, связанных с написанием и защитой дипломного проекта. Надо же так совпасть! Придет с работы - обрадую. Весь день хожу окрыленная - наконец свершилось! Вечером "подарила" мужу известие, что скоро станет папой. Он конечно тоже этого ждал, но с недоверием относится к этим бумажечкам - тестам, мол ошибки могут быть, поэтому сказал, что поверит, когда схожу ко врачу. Меня почему-то это обидело, видимо я ждала от него, что у него тоже появятся крылья. Ну что, ко врачу, так ко врачу.

   Пришла к гинекологу со своей заветной бумажкой. Осмотрев меня, она подтвердила мою беременность. Я так счастлива! Так началась моя беременность.

   Первый раз пришлось лечь на сохранение через неделю после известия о беременности из-за кровомазания. Приехав в ближайшую гинекологию, меня не приняли, так как был не ургентный день. Пришлось на перевозке-скорой ехать в другой конец города в больницу 2. Сидела в машине на жесткой скамейке, водитель собирал по дороге все кочки, а я переживала за свою беременность, мол еду на сохранение, а с такой поездкой сохранением и не пахнет.

   Лежала в 9-ти местной палате. Врач, Кокина Галина Геннадьевна (далее, К.Г.Г.), которая вела эту палату, была опытной, чуткой женщиной, знающая толк в своем деле. Спасибо ей огромное, за мою сохраненную беременность.

   Первое УЗИ пришлось сделать до 12 недель. Врач показал на экране пузырик, и сказала, что на этом месте скоро появится зародыш, срок был 4-5 недель. Такое необыкновенное, непередаваеиое чувство, что в тебе зарождается новая жизнь! Уже лежа в больнице, я узнала, что к К.Г.Г. стараются многие попасть, договариваются, а я так попала. Но видимо случайностей не бывает. И, забегая вперед, скажу, что в 6месяцев узнала, что мне повезло вдвойне, что попала в эту больницу, в той, куда мы приехали с мужем не сохраняют беременность на таком раннем сроке. Мол, если так рано начались проблемы, мол, что будет дальше? Это я узнала не от подружек, а от работника этого мед.учреждения.

   Токсикоза не было, но первый месяц почему-то очень хотелось свежих помидор, томатного сока и фисташек. Благо было лето, и я съела не один килограмм этих красных овощей и сока из них. Фисташек мне понадобилось всего 3 пачки, чтобы потребность в них отпала. В палате, кроме сохраняющих беременность лежали те, кто хотел от нее избавиться, а также на операцию или уже после нее. Этого, я никогда наверно не пойму, считая, что у ждущей малыша, должен быть соответствующий настрой. При таких же условиях это невозможно, ведь все приходится видеть и слышать.

   В остальном, все было хорошо: и еда, и персонал, евроремонт. Тем, кто лежал после операции, врачи разрешали есть бульон, пить томатный сок, на который они смотреть уже не могли, а тут еще я, уплетающая за обе щеки так необходимые мне овощи. Чувствовалась неловкость за то, что им приходилось наблюдать всю эту картину. Они же, напротив, радовались моему неуемному аппетиту, удивлялись, куда в меня влезает, ведь вес в начале беременности был у меня всего-то 43кг с хвостиком.

   В 2 месяца уже хорошо был виден животик, и мне не хотелось его скрывать. Почему-то казалось, что, увидев его, другие будут не менее счастливы, чем я. Наверное, такие чудные мысли бывают только у беременных. Моя сотрудница по работе Ольга П. была на 5-ом месяце, а животы у нас были одинаковой величины. Видимо многое зависит от фигуры.

   В 16.5-17 недель мой малыш дал знать о себе толчками. Это произошло 11 октября. Говорят, это рановато для первой беременности, ну я и засомневалась, но 15-го я твердо знала, что это они, шевеления.

   20 недель полетели быстро. Я продолжала работать, хотя ужасно не хотелось. Считала, что зря трачу время, лучше заняться чем-то нужным: чтением журналов о беременности, разговорами с малышом, да и просто лежа и мечтая. Все это, казалось тогда, мне первостепенным и важным.

   Со второй половины беременности несколько раз лежала на сохранении - матка была в тонусе. Радовало то, что с 12 недель мой ребетенок занял правильное положение - головкой вниз, хоть об этом голова не болела, хватило и одного тонуса.

   В 23 недели на УЗИ узнала, что у нас будет доченька. Немного растерялась от новости, так как все, знающие о моей беременности, пророчили мне сына, и я с этой мыслью уже начала свыкаться, и почему-то никак не могла представить как я заплетаю косички. Но у нас будет доченька, как я рада!

   В 6 месяцев ходила на курсы по подготовке к родам. Там на индивидуальных занятиях меня обучали разным техникам дыхания в родах, точкам для облегчения боли. Делали с Батуриной Натальей Владимировной, акушером-гинекологом, гимнастику, занимались релаксацией, рисовали акварелью. Тогда-то я и написала письмо своему малышу на заданную тему.

ЧАСТЬ 2. Будущему малышу посвящается или тому, кто у меня в животике.

   "Доченька моя" - наконец я могу тебя так назвать. Теперь уже точно знаю, что ты у меня - девочка, а еще совсем недавно мы с папой называли тебя общими словами - "малышом", "ребятеночком".

   Узнав, что у меня в животике зародилась новая жизнь, я очень обрадовалась, я была рада тебе. Точно узнала я об этом 19 июля, но папе сказала только 21 июля, и тем самым сделала ему подарок на день рождения. Он был очень рад, так как мы этого очень хотели.

   Увидела я тебя впервые на сроке в 4 недели, когда ты должна была только превратиться в зародыша, а в 5 недель ты была уже где-то в 1 см длиной. На УЗИ в 12 недель твоя длина составила где-то 7 см и ты все время махала ручкой врачам и выгибала тело, поворачивая голову, а в 16 недель - 14-15 см. Я радовалась твоим темпам развития, и чтобы лучше тебя представлять, я читала в литературе, что у тебя развивается в тот или иной период.

   В то время, крошка моя, я знала, что ты у меня есть по изменениям в своем организме: грудь набухала, а живот появился уже в 8 недель, по желанию съесть что-то, которое возникало у меня время от времени. Твои толчки были уже с 7 недели, но они были еще слабые, чтобы я могла их замечать. И вот с 11 октября (16-17 недель) наконец ты стала давать о себе знать более сильными толчками, что я услышала их! Наконец-то, как я ждала этого! Они чередовались с паузами, видимо ты спала. С каждым днем, толчки становились более интенсивнее, сильнее, ну а сейчас, когда пишу тебе это письмо, срок у нас уже 26-27 недель, ты уже не только пинаешься, но и брыкаешься, переворачиваешься, а иногда кажется, выделываешь акробатические трюки внутри меня.

   Еще с недавних пор я заметила, что еще и икаешь! В основном ты даешь о себе знать утром и вечером. Занимаясь чем-то, я объясняю тебе, что я делаю, если на что-то реагирую, то объясняю, почему именно так, разговариваю с тобой в течении дня. Я знаю, что ты уже запомнила наш с папой голос, и что отвечаешь нам, когда мы о чем-то тебя спрашиваем. Уже больше 3 недель я знаю, что у меня будешь ты - доченька, а до этого я хотела быстрее об этом узнать.

   26 ноября на УЗИ мне это и сообщили. Все твои органы были в норме, лежала ты правильно - головкой вниз, а диаметр твоей головы был 212 мм. Вот такая ты была уже большая. Сейчас мы с тобой ходим на занятия, где я узнаю, как правильно тебя кормить, как ухаживать за тобой, когда ты появишься на свет, и еще учусь дыхательным упражнениям, которые помогут мне в процессе твоего рождения! Мы с папой тебя очень сильно любим и ждем. Осталось совсем немножко! А кроме нас, тебя ждут твои бабушки, прабабушки, дедушки, прадедушки, тети. Все они очень рады тебе.

   Мы ждем тебя, доченька моя, крошка моя, очень-очень! Скоро мы увидим друг друга! Твоя мама. 20.12.2004 г. (срок: 6 месяцев беременности)

ЧАСТЬ 3. Вот он, долгожданный декрет!

   До 30 недель решила не покупать никакие вещи малышке, будет, мол, еще для этого время, но список необходимых вещей уже составила. В декабре взяла очередной отпуск так, чтобы его конец приходился на начало декретного. В ноябре была на больничном, поэтому, можно сказать, еще до начала декрета, я начала отдыхать от работы.

   Ближе к 30 неделям я решила рожать платно, чтобы быть спокойной за себя и малышку, и по совету К.Г.Г. я поехала договариваться о родах с Безменовой Татьяной Александровной (далее, Б.Т.А.) в перинатальный центр, где она работала зам. главного врача. Еще по телефону она показалась мне приветливой, доброй. При встрече с ней я еще больше утвердилась в этой мысли, и решила, что хочу, чтобы именно она была со мной в столь важный для меня момент. Т.А. посоветовала лечь на сохранение все из-за того же тонуса, что я и сделала 17 января, ведь речь шла о том, чтобы дотянуть хотя бы до 36 недель.

   Анализы на протяжении всей беременности были в норме, гемоглобин не был ниже 120 г/л., КТГ малыша тоже (8-9 баллов). Теперь я смогла оценить все прелести этого заведения. Вела меня там зав.отделением Жирникова Нина Алексеевна (далее, Ж.Н.А.). Палата на этот раз была двухместной, а вокруг были только беременные. Как хорошо!!! Евроремонт, приветливый мед.персонал, все это располагало к себе. В комнате отдыха можно посмотреть телевизор, а вокруг цветы, картины. Мама с мужем периодически навещали меня, но ужасно хотелось домой, так как отводимого на свидания времени явно не хватало, тем более, что они приходились на определенные дни.

   Всевозможные процедуры, постельный режим сделали свое дело, и меня 31 января выписали, а ПДР была 25 марта - 4 апреля, так что было еще время.

   Имя дочке никак не могла придумать, что-то никакие не нравились имена. Муж же, напротив, из трех предпочитаемых имен выбрал одно, но тщательно скрывал от меня, говоря, что узнаю, когда рожу. Но меня-то это никак не устраивало, и он, после долгих моих упрашиваний, согласился сказать имя дома, после выписки 31 января. Приехав домой, я не сразу вспомнила об уговоре, а когда спросила вечером об этом мужа, он ответил: " А я думаю, что это ты не спрашиваешь?". Принес книгу с именами, открыл на нужной странице и дал мне читать, а потом спросил, нравится ли мне это имя. Оказалось, что он выбрал имя НИКА. Я была не против него, но мне показалось оно редким, и я не могла придумать уменьшительно-ласкательные имена к нему. С этого момента я, положив руки на живот, спрашивала у дочки, понравится ли ей, если мы решим ее так назвать. Дочка затихала на время, но потом, пинала в руку, а я оценивала это как знак согласия.

   В это время начала закупать детские вещи. Постирала их, перегладила, все такие крошечные! Отдельно сложила шапочку, чепчик, носочки, которые должны были одеть на мою дочурку после рождения, согласно нововведений в роддоме. Также к нововведениям относилось: ненужность бритья и делание клизмы. Этого всего я не боялась, просто считала бесполезным. Кто интересно предложил это отменить? Спасибо ему огромное!

   В конце февраля пришлось снова лечь в больницу. Лежала сначала - в другой, а в скором времени перебралась в свою палату, на свою же кровать. 26 февраля по отделению ходил поп, освещал палаты. С ним было еще несколько человек, среди которых была и Б.Т.А. В это время я оказалась в палате одна, а поп открыв дверь и обильно намочив кисть в ведерке со святой водой, несколько раз брызнул в палату. Несколько крупных капель попали мне на лицо, в правый глаз, на халат. Это делалось для легких родов. Я приняла это за очень хороший знак. Чуть позже, стоя с девчонками в коридоре и смотря на выписку, проходивший мимо нас тот же поп, в сопровождении тех же людей, также брызнул на нас, и опять святая водичка освятила меня. Ну, тут уж моему восторгу не было предела, будто в церкви побывала. Все это настроило меня на позитивный лад, на положительный исход дела. Да я, в общем-то, в этом и не сомневалась, просто такое умиротворение, покой был на душе. Спасибо тому, кто это организовал! Пролежав в больнице 2 недели, меня выписали 10 марта, а я уж приготовилась попасть домой уже с лялькой и давала указания мужу, что необходимо приготовить к нашему возвращению.

   При осмотре Б.Т.А. спросила, когда я хочу рожать. Я сказала, что прямо сейчас готова подняться на этаж выше (лежала я на 4-ом), потому что уже устала смотреть на поднимающихся туда на лифте, а потом проведывающих нас, оставшихся пока здесь, без живота. Мысль "когда же придет мой черед?" в последнее время постоянно была в голове. На что Т.А. сказала: "Давай 17-го родишь", я согласно кивнула, не понимая, о чем идет речь. Как 17-го, мне же не раньше 25-го? А в прочем быстрей бы уже. Оказалось, что меня выписывают домой, на неделю, отдохнуть от больницы. Когда же я получила на руки выписку, то увидела, что приехать нужно, когда все начнется. Я так обрадовалась, что скоро окажусь в родных стенах, что постоянно звонила мужу на работу узнать, отпросился ли он, и как скоро меня заберет. Только чуть позже я поняла смысл разговора с Т.А. Ей, как никому другому, было видно профессиональным взглядом, что ходить-то мне с животом осталось как раз неделю, шейка уже готовится, и раскрытие уже 4 см! Вот мы и дожили до 38 недель!

 ЧАСТЬ 5. Неужели началось? Или как появилась наша дочка.

   17 марта 2005 года проснулась под утро, часа в 4, в туалет. Сходив, решила еще немного поспать, так как не выспалась из-за ночных походов в туалет. В последнее время очень часто ночью совершала туда походы. Устроившись поудобней, на спине, заметила, что немного жидкости вытекло из меня. Заподозрив, что это может быть подтекание вод, я стала вспоминать в какую смену работает врач в женской консультации, у которой я была накануне. Это было во вторую половину дня. "Значит сегодня она в I смену", - подумала я, одновременно решая идти к ней или звонить Б.Т.А. Я решила ее зря не беспокоить, тем более консультация рядом. Часов до 10 решила поспать, мол до двух дня успею попасть ко врачу. Предположив заранее, про возможное подтекание вод я прибавила к 4 утра 6, так как из литературы знала, что ребенок может быть без воды до 12 часов. Я же прибавила минимум, потому спокойно решила поспать до 10 утра.

   Проснувшись, собралась и отправилась в женскую консультацию. Там как обычно было много народа, благо в необходимый мне кабинет было 3 человека. Накануне, когда была у врача, забыла сказать о возможном подтекании, Гнусиной Светлане Александровне (далее Г.С.А.), тогда я уже заметила что-то необычное. Я заглянула в кабинет и убедилась, что С.А. на рабочем месте и устроилась в кресле напротив кабинета. Через некоторое время она вышла, и увидев меня спросила, что случилось. Я сказала, что кое о чем забыла у нее спросить, но смогу это сделать не здесь, в коридоре, а наедине в кабинете. Г.С.А. сказала, что у нее на приеме женщина с дочкой и они в 1 раз, что будут долго и велела мне зайти в кабинет. Я ей сказала о своих подозрениях, а она просила описать выделения, хотя я была бы рада лучше показать подкладную, как это делают в больнице, мало ли я как могу описать. Но сделать это мне пришлось, на что мой врач сказала, что не похоже на подтекание. Попросила меня подождать в коридоре, и я выйдя из кабинета и сев в то же кресло думала: "Такая ситуация, а тут еще ждать просят. Время не ждет! По-хорошему можно было бы меня вперед принять". Тут в кабинет зашла заведующая, а через несколько минут выглянула из кабинета и пригласила меня зайти. Вот она - то сразу попросила показать подкладную, а увидев ее одобрительно кивнула. Спросила, готова ли я ехать в роддом, если они вызовут скорую. Я сказала, что сама вызову, лишь заеду домой за вещами, которые заранее были собраны. Заведующая сказала, что сегодня обязательно нужно ехать, что нельзя откладывать. Я согласилась с ней на этот счет. С.А. на всякий случай написала направление именно в роддом в 23-м микрорайоне, чтобы меня туда везли, ведь по прописке я относилась к Газпромовскому роддому.

   Выйдя из женской консультации сразу же связалась с Б.Т.А., и сообщила, что иду из женской консультации, что была у врача и что ставят возможное подтекание вод. На что Т.А. сказала, что будет ждать меня у себя в кабинете, чтоб я подъезжала. Идя к остановке, я позвонила мужу, который был на работе, и сказала, что поеду из дома в роддом. Он спросил вызову ли я сама скорую, доеду ли я сама или быть может он попросит кого-то с работы. Я сказал, что сама справлюсь. Приехала домой быстро, позвонила в скорую. Девчонка на том конце трубки внимательно выслушала меня и спросила, почему я думаю, что у меня подтекание вод и какой у меня срок. Я сказала, что срок 39 недель и что только что из женской консультации. Так же я сказала, что нужно меня везти не в 23 микрорайон, что у меня договоренность с врачом. Велено мне было минут через 7 выходить к подъезду.

   Я еще раз убедилась, что в пакетах все необходимое, что ничего не забыла и пошла на улицу. Шапку на голову одевать не стала, а дубленку надела нараспашку, все равно сдавать. Также была в теплых джинсах, кофте и сапогах. Выйдя из подъезда, увидела подъезжающую скорую - оперативно работают! Сев в машину у меня спросили направление. Поинтересовались о сроке и почему ехать именно туда. Я в который раз ответила на эти вопросы, и мы тронулись в путь. Я смотрела то в боковое стекло, то в лобовое. Шел мокрый снег. Дворники то и дело очищали стекло, а снег все падал на стекло, давая работу снегоочистителям.

   Я ехала в преддверии чего-то нового, неизвестного. Что скажет Б.Т.А.? Действительно ли подтекание? Уже сегодня стану мамой? Я посмотрела на свой живот, чтобы запомнить какой он, вдруг сегодня уже придется с ним проститься, погладила его. Доехали быстро. Придя в кабинет Т.А., я у секретаря поинтересовалась на месте ли она. Мне ответили, что она вышла, и попросили подождать. Я сказала, что ждать не могу, и объяснила ситуацию. Тогда секретарь позвонила Т.А. и сказала обо мне, на что мне было велено идти в приемное отделение, что Т.А. тоже подойдет туда. Встретившись с Т.А., она попросила меня пройти за ширму, и если я не возражаю прямо там, на кушетке, она осмотрит меня. Я конечно не возражала. Сняв брюки, я легла на кушетку, а Т.А. пошевелив во мне, пыталась понять так ли то, о чем я говорю. Я внимательно смотрела ей в глаза, следила за ее взглядом, что скажет? Неужели дождалась? Она кивнула, подтекание действительно было, только не могла понять где, видимо где-то высоко. Спросила меня, сколько прошло времени с момента, когда я это обнаружила. Я сказала, что в 4 часа утра, но еще при выписке это вроде бы уже было и даже еще в феврале, когда лежала на сохранении. У Т.А. округлились глаза, но потом видно она решила, что это скорей всего обычные выделения были, и выражение ее лицо изменилось, а я успокоилась, наверно так оно и есть. Если бы это было раньше, то характер бы движений ребенка изменился, а я вроде ничего такого не замечала. Ведь без вод ребенок страдает, долго не может, а у меня вроде все хорошо.

   Т.А. спросила, готова ли я рожать сегодня или отложим до завтра. Я, может быть, и могла по - медицински еще подождать, но чисто психологически уже не могла. Еще одну ночь в больнице? Зачем откладывать на завтра? Я сказала, что хочу сегодня, хотя до понедельника следующего бы подождала, ведь начинается знак Овна, а я почему-то настроилась на него. Она сказала, что 3 дня это много. ЕЕ рука в это время продолжала оставаться во мне и вдруг Т.А. спросила, чувствую ли я, что пошли схватки? Я отрицательно закачала головой. А еще через секунду почувствовала и сказала ей об этом. Тогда Т.А. сказала: "Считай, что ты уже в родах" и чтобы я собиралась ехать на 5 этаж в родильное отделение.

   Медицинская сестра принесла мне больничную сорочку, всю в штампах, благо хоть целую. Одев ее я пошла к ее столу заполнять документы. Сестричка задавала мне разные вопросы, а я складывала в пакет верхнюю одежду, отложив в сторону пакет, который нужно взыть с собой (шприцы, одноразовый комплект для рожениц, одежда для малышки). Зазвонил телефон. Это муж интересовался, доехала ли я. Я сказала, что сейчас поеду на 5 этаж. Договорились созвониться позже, и я выключила телефон.

   Схватки шли, чувствовалось приятное тепло в животе, и я думала: "Вот они какие". Вспомнила кого-то, кто говорил про начало схваток, что такие безболезненные, и они думали, если это так и дальше будет, то роды это легко, а когда узнали, как оно дальше, то смеялись над своей наивностью. И я подумала, что не стоит строить иллюзий по этому поводу. Наконец документы все заполнены, остается подняться на лифте наверх. И вот мы уже едем в лифте на 5 этаж.

   Боже, сколько раз, лежа на сохранении в больнице, я наблюдала, как другие поднимаются наверх, представляла этот момент и гадала, какие могут быть при этом ощущения, мысли. И, наконец, он наступил! Чувствовала я себя спокойно, без страха и волнения, я была психологически готова к встрече со своей крохой, со своей долгожданной доченькой. В этом спокойствии сыграли подготовительные курсы к родам. Спасибо, огромное, Батуриной Наталье Владимировне!

   Ну, вот я и здесь, в родовом отделении. Меня провели по коридору в поиске свободного родильного зала. В одном из родильных залов дверь была приоткрыта и я увидела на кресле, обращенном к двери, рожающую женщину. Она тужилась, вот - вот должна была родить и я шагая дальше за своей провожающей, думала: "Уже сейчас у нее появиться малыш, у меня же все еще впереди". Я подумала еще, что не хотелось бы рожать вот так, при открытой двери, и на кресле бы тоже не хотелось, оно казалось мне совсем ненужным здесь приспособлением, предметом. А впрочем, наверно мне будет все равно в тот момент открыта или закрыта дверь, главное сосредоточиться на своих ощущениях, на ребенке.

   Наконец нашелся свободный родильный зал. Медсестра сказала мне располагаться, и оставив документы на столике, вышла. В этот момент послышался крик младенца, и я подумала, что это та женщина родила. Я вздохнула, думая: "счастливая". Тем временем схватки были сносные, но я уже действительно понимала, что такое схватки, решила осмотреть палату. Окно выходило во двор, это меня очень радовало, так как с другой стороны была лесопосадка и поле, ничего интересного. Серо и уныло, снег метет, холодно за окном. Во дворе взгляд мой упал на "Волгу", машину мужа моей знакомой. С ней я лежала на сохранении в январе и немного в марте в одной 2-х местной палате. Он приехал ее навестить, и я их встретила в коридоре, когда приехала в роддом, на осмотр к Б.Т.А. Проходя мимо них Айжана увидела меня и спросила: "Опять сюда?" Я кивнула, но не стала вдаваться в подробности, что может быть скоро рожать, пусть думает, что опять ложат на сохранение. Чем меньше знает людей, тем лучше. Тем более у нее срок был чуть больше, чем у меня и даже неделю назад при выписке, она не скрывала зависти по поводу того, что у меня срок меньше, а уже есть раскрытие на 4 см, а у нее еще не было. Мне не хотелось с ней делиться, так как это был не единственный случай ее зависти. Я решила зайти к ней после родов.

   Я взглянула на часы - 14:00. У мамы на работе начался обед, решила ей позвонить. Я ей сообщила, что я уже на 5 этаже. Если бы мне раньше сказали, что я рожу 17 марта, я бы не поверила. Этого же числа, только 2 года назад родила моя двоюродная сестра Катя племяшку Настену в Иванове. Ну что ж, значит, так должно быть и сказала об этом маме. Она тоже заулыбалась и сказала: "ну надо же!" Потом я сказала, что отключу телефон, так как нельзя разговаривать, а включу, когда можно будет. Затем я позвонила мужу и спросила, не передумал ли он после работы ехать к родителям. Мы договорились, что он останется у них, и будет ждать моего звонка.

   Мне понравилась, чисто и уютно, тепло, сделан евроремонт, а главное, что я должна была тут находиться одна, без других рожениц. Я встала спиной к окну. Напротив находилась входная дверь, слева от нее 2 раковины, вдоль стены - кровать, железные белые спинки, жесткая поверхность, рядом судно. Слева столик с медицинскими принадлежностями и видимо стол для ребенка, так как я увидела деревянную линейку для измерения роста, а сверху лампу. В данный момент там лежали мои документы. Стены были стеклянные, из матового стекла, но при желании сквозь них можно было что-то увидеть. Я подошла к стеклу справа и обнаружила, что это дверь в соседний родильный зал. Слева был точно такой же выход в другой родильный зал, в котором сейчас никого не было. Справа же на кровати я увидела женщину, она лежала на боку, видимо спала. Я подумала, что ей дали лекарство, чтоб она отдохнула, потому что при схватках так себя не ведут. Я слышала, что так делают.

   Зашла молодая медсестра с длинной спицей с загибом на конце, сказала, что нужно проколоть пузырь. Я постелила пеленку на кровать и легла на спину, а она подставила под меня судно и, введя эту штуковину в меня, ловко проколола его. Боли не было. Я почувствовала и услышала, как теплая жидкость потекла из меня в судно. Медсестра поставила судно на стоящую рядом невысокую табуретку, и вышла. Я взглянула в судно: светлая жидкость с небольшими вкраплениями крови. Видно полопались сосудики при разрыве плодных оболочек. Почему-то я была уверена, что долго роды не затянутся, наверно из-за того, что уже было раскрытие на 4 см, оставалось всего 6 см.

   После прокола пузыря схватки стали интенсивнее и продолжительнее. Я выглянула в коридор - никого и, зайдя обратно, закрыла за собой дверь. Видно медперсонал специально не закрывал за собой дверь, чтобы мало ли при каком случае услышать, помочь. Но мне было так спокойнее. Тут в дверь вошла другая медсестра и спросила принести ли мне коврик и мяч. Я радостно согласилась, так как знала с курсов, что это облегчает схватки. Она скоро вернулась с тем, что обещала и спросила, удобно ли стоит кровать. Я не успела сообразить, а она уже стала двигать ее на другое место. Теперь она стояла не вдоль стены, а поперек комнаты, к стене была подвинута только одна головная спинка. Коврик и мяч разместились параллельно кровати под окном, рядом с батареей. Оказалось, что так даже лучше. Сидя на мяче лицом к двери я могла видеть очень хорошо всех входящих. Это меня устраивало.

   На мяче я сидела на пеленке, подняв свою рубашку и расставив ноги. Стало невыносимо ходить по комнате, а на мяче - самое то. С началом схватки я начинала прыгать на мяче в такт специальной техники дыхания. Было удобнее и легче, чем при ходьбе. Что бы я делала без мяча, если ходить невмоготу, а сидеть на твердой поверхности нельзя? Тут зашла в комнату Б.Т.А., и, увидев, как лихо я скачу на мяче похвалила меня, что я правильно дышу. Мне это придало сил. Она велела мне лечь на кровать, послушала мой живот и посмотрела на сколько раскрытие. Раскрытие было 5 см. Я обрадовалась, что есть сдвиги, а Т.А. спросила, через сколько идут схватки и по сколько. Я сказала, что по минуте через минуту. Т.А. попросила меня считать время и дальше, сняв часы со своей руки, протянула мне. Я удивилась, ведь на настенных часах есть секундная стрелка, и висят они как раз напротив меня, но не отказалась их взять. Т.А. сказала, что еще зайдет, а я опять перебралась на мяч. С началом схватки я засекала, на какой цифре секундная стрелка на часах, а при окончании схватки почему-то не помнила уже, откуда считать. И так было почти всегда. Пробовала ориентироваться по большим часам, но там тоже самое. Потому я почти всегда примерно знала длительность схватки и паузу между ними. Тем временем схватки стали уже по 1,5 минуте через минуту. Хотелось пить, так как в горле пересохло в процессе дыхания, ведь приходилось дышать приоткрытым ртом. Воды с собой у меня не было, и в период между схватками я бегала к крану, сделать глоток воды. Много не пила, так как слышала, что может тошнить. И бегом обратно, пока не началась схватка, на мячик. Вроде минуту я могла передохнуть, но она так быстро кончилась! Прошло уже довольно времени, я устала сидеть, хотелось лечь, и я, дождавшись окончания схватки, решила перебраться на кровать. Боже, я так себя ругала за это. Устроившись на левом боку, наконец, началась схватка. Дышать, как хотелось невозможно, а встать тоже не получилось, пришлось, стиснув зубы ждать конец схватки и снова на мяч. Больше я с него не уходила. Ноги, сидя на мяче разведены, промежность расслаблена, не то, что лежа. Смотря на часы, удивлялась, как быстро летит время. Только что большая стрелка была на цифре 3, а тут уже на 9, а вот и снова на тройке, но уже следующего часа.

   Время шло, боль была терпимой, кричать не хотелось, лишь иногда "мычала" тихо и терла кулаком крестец для облегчения боли. Также поглаживала свой живот и разговаривала со своей дочкой, что мол, давай, уже пора. Вспомнила и напомнила ей о том, как на стене у нас в комнате над кроватью висел листок с написанной предполагаемой датой родов, которую я написала акварелью и что просила не торопиться до этого времени, говорила, что позову ее, когда наступит время. Я говорила ей, что понимаю, что ей сейчас не легко может быть, но верю в нее, что скоро встретимся. Снова зашла Т.А. и, проделав те же манипуляции, убедилась, что роды прогрессируют, что раскрытие уже 6 см. Когда она ушла, мне захотелось в туалет по-большому, и я сходила в судно. Голова стала болеть, чувствовала тошноту и у зашедшей ко мне медсестры я попросила ватку, смоченную в нашатырном спирте. Она спросила, обязательно ли мне ее надо, я кивнула, а через некоторое время она принесла. Время от времени я подносила ее к носу, и было вроде легче. Потом меня затошнило, и я побежала к раковине. Меня вырвало. Вкус и запах показался мне знакомым. Я вспомнила, что такой запах имеют воды, будто ими меня вырвало, но это видимо было обманчиво впечатление.

   Я вспомнила, что даже не позавтракала с утра. Батареи топили на славу, а я еще сидела рядом с ней. В палате справа послышались голоса врачей. Я встала с мяча и подошла к двери, ведущей в ту комнату. В небольшую щель между дверью и стеной смогла увидеть врачей, стоящих вокруг кровати с женщиной. По звукам я поняла, что она тужится, а врачи говорили ей, что она неправильно делает, повторяли ей "давай-давай" и она снова тужилась, крича ужасно. Ноги ее обращены были ко мне, и я опустила взгляд на них и увидела между ног что-то черное. Только через минуту сообразила, что это прорезалась головка. Да, нелегко, когда за стенкой слышатся крики, самой нелегко, а тут еще посторонних приходиться слушать, отвлекает это очень от себя, от процессов, происходящих с тобой. Хорошо, что хоть палата одноместная и это не приходиться хотя бы видеть. Схватки пережидала по-прежнему на мяче, заметила, что характер их изменился. Когда ждала, что она закончится, и я полминуты за это время отдохну, она через 10 секунд начиналась снова, т.е. схватки стали иметь волнообразный характер. Это, конечно, отнимало больше сил, чем обычные схватки. О них я читала в книге и знала, была готова, что такое может быть. Еще я читала, что в начале родов женщина находится в приподнятом настроении, полна ожидания, готова горы свернуть, а под конец уже устает, думает, когда это, наконец, все закончится. Я поняла, что скоро уже рожу, так как меня стали посещать подобные мысли.

   Появилось желание тужиться, но не знала можно ли, достаточно ли раскрытие. Стала сдерживать желание. Благо зашла Т.И. и дала добро на это дело. Так я, сидя на мяче, при желании тужиться, уже не сдерживала себя. Т.А. сказала, что можно вначале тужиться так, а еще стоя на четвереньках или держась за спинку кровати, т.е. так как легче. Через какое-то время перешла к кровати и при появлении желания чуть приседала, держась за кровать, и тужилась. Т.А. уже не уходила и время от времени смотрела меня на кровати и говорила, что я плохо тужусь, что надо сильнее, что так я буду долго. А я немного боялась, глупая, что ребенок выпадет прямо на пол, хотя знала, что не так легко родить ребенка сразу с нескольких потуг. Но, зная о том, что вторую половину беременности, я проходила с повышенным тонусом, что дочка чуть ли не просилась наружу, решила, что это вполне возможно в моем случае и видимо не больно-то старалась.

   В очередной раз после осмотра Т.А. сказала, что сейчас будем рожать и выглянула в коридор позвать акушерку. Пришла молодая, улыбчивая Абуняева Надежда Константиновна (далее А.Н.К.) и я обрадовалась, что именно такая женщина первой примет моего ребенка. Говорят, очень важно какие руки примут ребенка при рождении. Теперь на кровати полусидя - полулежа мне, нужно было широко раздвинуть согнутые в коленях ноги, подтянуть их ближе к подбородку руками и изо всех тужиться при потуге. Под спину была подложена согнутая пополам подушка. Я старалась. При появлении желания захватывала ртом воздух и направляла его вниз, тужилась. Но Т.А. качала головой, что я плохо стараюсь. Она стояла справа от кровати, иногда садилась на край и смотрела, как идет продвижение.

   Так продолжалось какое-то время, а потом она попросила правой ногой, что ближе к ней опираться о ее ногу. Я так и сделала. На кровать я перебралась где-то в 19:15 и несколько раз безрезультатно потужившись, спросила у Т.А., долго ли еще. Она сказала, что если так, то долго и я продолжала тужиться. В какой-то момент Т.А. сказала, что мне сделают укол в левую ногу, чтобы участить схватки, чтоб чаще тужиться, а не ждать их. Схватки действительно участились. Дверь в палату была открыта настежь, но меня это ничуть не смущало. По коридору проходила Ж.Н.А. и зашла к нам, увидев, что я уже на кровати. До этого еще, она видела меня на мяче, и принимала роды в палате слева, в которой до этого было пусто (об этом я не написала, но женщина та поступила позже и раньше родила и в момент моих потуг она уже лежала с лялькой. Особо меня во время своих родов она не беспокоила, так как родила без криков, видимо легко). Ж.Н.А. стала помогать мне родить надавливая сверху на живот, будто желая вытолкнуть ребенка.

    Я представила, что его подталкивают под попу, зная, что именно она находилась в той области живота. Но это мне мешало, потому что при надавливании затрагивалась и грудная клетка и весь захваченный мной воздух с диким ревом вырывался наружу не доходя куда надо. Я сказала об этом. Тогда мне стали выше задирать коленки, совсем к ушам и шире раздвигать и я снова старалась сама. В какой-то момент Т.А. сказала: "Ну давай, разозлись что-ли". И это подействовало. Я вдруг начала делать как надо, а ее до этого сказанные слова "покакай" наконец дошли, что надо тужиться не в перед, а назад, не даром возникает желание сходить по-большому. И дело пошло.

   В этот момент помогли с меня снять сорочку и одели олноразовую из комплекта, также одели бахилы. Больше из комплекта мне ничего не пригодилось. При потуге головка показывалась наружу, а потом скрывалась. Наконец она прорезалась и больше не исчезала из виду. Тут позвали акушерку, и она больше никуда не уходила. Н.А. заулыбалась, глядя на головку, и сказала Т.А.: "сивенькая". Я, конечно, ее не видела, но для меня это было неожиданностью, почему-то я думала, что она будет темненькой, в мужа. А потом Т.А. спросила, не хочу ли я потрогать ее. Я безумно хотела! И думала: "Как в лучших роддомах. Раньше ведь этого не было". Головка была влажной от смазки, но волосики чувствовались, чуть прилипли к головке. Такое неописуемое чувство! Скоро увижу ее!

   Потом я снова тужилась, а дочка решила родиться не по очереди одним, затем другим плечом, а сразу двумя лезла к цели, что называется напролом. Врачи решали можно что-то сделать или нет и поняли, что все-таки нельзя и Т.А. сказала: "Пусть рожает так". А куда мне деваться? Когда головка прорезалась, я спросила у Т.А.: "Главное уже позади?" Она сказала, что еще плечи. Когда плечики родились, дочка выскользнула из меня, как рыбка (да и знак ведь "рыба"!" Словно хвостиком махнула.

    Так в 20:10 родилась моя доченька. После прекращения пульсации пуповину перерезали, а дочу унесли к столу напротив для взвешивания и измерения. Вес 3216 грамм, рост 51 см. Окружность головы - 33 см. Окружность грудной клетки - 35 см.

   Смотрю на нее с кровати и думаю "не маленькая", все такая хорошенькая! Т.А. ее взяла, держит в руках, несет мне, улыбается, говорит, что я молодец. Как приятно это слышать! Говорю дочке: "привет, я твоя мама, я тебя так ждала". Какое приятное чувство, этот комочек твое родное сокровище. Беленькая, чистенькая (смазки было не много видимо, ее я не видела). Кто говорит, что они некрасивые, красные (синие)? У меня не так!

   Поднесли ко мне, положили на грудь, прикрыли пеленкой. Лежит на мне животиком, ножками и ручками будто обняла. А какой запах, так сладко пахнет. Глазенки открыла, темно-серые, молчит, прислушивается, голова обращена к окну. Милое создание! Я спросила у Т.А., могу ли позвонить. Она разрешила. Перед этим спросила, как назову. Я сказала, что назовем Никой, думая, что она удивится, что такое редкое имя. Оказалось, что она 2 часа назад принимала роды у женщины и у нее тоже Ника. Мало того, с ней мы будем лежать в 2-х местной палате, куда меня перевезут, на 1 этаже.

   Я поблагодарила Т.А., ей пришлось в этот день нелегко, она с 4 ч. утра принимала роды. Я была последняя, потом домой. Я спросила у нее, устала ли она от меня. Она сказала, что немного, что я держалась молодцом. Уже когда Ника лежала на моей груди, спросила, нет ли желания еще раз потужиться. Я отрицательно покачала головой. Тогда попросила произвольно это сделать, и с первой же потугой вышел послед. Его я не видела, лишь заметила, когда его уносили в целлофановом пакете - почти полный, серо-белый, что-то напоминающее пленку. Я поняла, что он цел, раз ничего не сказали.

   Т.А. сказала, что я родила без разрывов, что только внутри небольшой надрыв, и говорить-то о нем не стоит, что зашивать не нужно, так быстрей заживет. Я обрадовалась, хотя была уверена, что есть разрывы. И это несмотря на то, что родилась двумя плечиками! Какая я молодец!

   Первым делом позвонила маме и спросила: "Ну что, тебя можно поздравить?" Она: "С чем?". Я: "С бабушкой!". Мама: "Да ты что?". Мы поговорили о весе, росте и других принятых вещах, а затем я позвонила супругу. Услышав его голос в трубке, я поздравила его с папой. Он немного удивился и спросил: "Уже?". Я сказала: "Что значит уже?". Он ответил: "Ну ты такая шустрая, только поднялась наверх, а уже родила!" Я: "Ничего себе, только что! С 2-х часов дня тут, а сейчас 9-ый час, вечер". Он видимо имел ввиду, что у других этот процесс занимает больше времени. Я сказала, что родила 10 минут назад. В трубку было слышно, что рядом с ним Лена и Люба, его сестры, и его мама. Наперебой спрашивали рост, вес, на кого похожа. Сказав, о росте и весе я сказала, что не знаю, на кого похожа, волосы светлые видимо в меня, глаза пока неизвестно, но такое чудо! Такая красивая и пахнет вкусно. Он спросил, что она делает. Я сказала: "Лежит на груди, смотрит глазенками, не спит". Муж сказал, чтобы я много не звонила и отдыхала, и пообещав привезти утром необходимые мне вещи, распрощались. Было столько эмоций!

   Потом, сделав еще несколько звонков друзьям и двоюродной сестре Тане, которая родила на месяц раньше меня, я стала отдыхать. Пока я разговаривала по телефону несколько раз заходила акушерка и надавливала мне на живот, чтоб кровь лучше отходила. Я чувствовала, что она потоком льется из меня, казалось, что много. И еще потом пока лежала время от времени кровь бежала. Подо мной уже образовалась лужа, мокро было уже и под спиной.

    Время шло, а к груди ребенка не прикладывали. Я бы хотела - в первые полчаса, но уже больше часа прошло. Малышка видно проголодалась. До этого лежавшая спокойно, молча, начала двигать ручками и плакать. Я позвала в пустоту. Но никто не подошел. Хотела сама приложить, но из памяти выпало когда перерезали пуповину, я не видела этого, мне почему-то казалось, что у ребенка между ног зажим и я переместив ее к груди могу его задеть, сдвинуть, сделать что-то не то.

    На зов моей дочки пришла медсестра, но приложить к груди отказалась. Сказав, что должен сначала осмотреть ребенка детский врач, а когда, не знает. Я опять ждала, напевая "а-а", убаюкивая. Наконец в 21:30 приложили малютку к груди. Детский врач взяла ее, поднесла к левой груди, положив сбоку от меня, нажала на сосок, чтобы появилось молозиво, и вложила его в ротик ребенку. Она сладко зачмокала.

   Ближе 22:00 ч. акушерка прикатила качалку к кровати, и мне было велено перебираться на нее. Я честно говоря не знала как это сделать, итак все мокрая от крови, так еще и встать надо, когда она все еще вытекает, при этом держать подкладную, и перелечь. С меня сняли сорочку, я надела чистую, вытерев спину пеленкой. Удивилась я, конечно, что никто не предложил хотя бы влажной пеленкой спину от крови отмыть, ну ладно, в палате сама отмою. Деваться было некуда, пришлось перебираться на каталку. На ножки Нике, одели носочки, на голову чепчик, запеленали, положили справа от меня, я придерживала ее правой рукой. В ноги поставили пакет с неиспользованными шприцами, капельницами, которые я брала с собой. И мы двинулись по коридору к лифту.

   По пути встретили врача, которая немного вела меня, когда я лежала на сохранении, мы поздоровались и она поздравила меня. Приехав на 1 этаж к палате я слезла с каталки, держа подкладную. Моя кровать стояла справа у окна, рядом тумбочка. А в люльку уже уложили мою Никулю. В палате, как я уже знала, была женщина с Никой. Мы познакомились "Ирина", - сказала она.

   Хорошо, что в родах обошлось без лекарств, капельницы. Лишь однажды, перед самыми потугами, когда схватки имели волнообразный характер и я уже устала от них, спросила у Т.А. можно ли мне сделать укол, чтоб я отдохнула. Т.А. сказала, что я справлюсь сама, что все у меня идет хорошо, и что колоть ничего не будет. Я радовалась, что справилась! И так, мы оказались с Ирой в палате с двумя Никами на руках, только ее - темноволосая, а моя со светлыми волосами.

   Итак, вечер четверга 17 марта. Очень хочется пить, и я то и дело иду к раковине попить водички. Ирина предложила свою кружку, спасибо ей, а то из ладони пить не очень удобно. Сделав несколько шагов до раковины и обратно, мучает сильная отдышка, не хватает воздуха, сердце бешено стучит. Видно это последствие давки на грудную клетку в родах, да и вообще во время родов диафрагма совершает огромную работу. Резко вставая с кровати - кружится голова. А, собравшись идти в туалет, медленно иду по коридору, держась за перила, которые прикреплены специально для этого. А раньше я гадала: "Для чего они?".

   Время от времени кормила дочку, когда она подавала голос, затем снова укладывала в люльку. На ночь решила взять к себе в кровать, уложила рядом с собой на подушку на бочок лицом к себе. Дочка, пролежала всю ночь глядя мне в глаза, видно запоминала меня, я тоже любовалась ею.

   Утром взвесили. Вес 3162 грамма, это нормальное явление. Детки первые 3 дня теряют в весе. Также обрабатывали пупок и помогали освободить ей кишечник, так как болел животик. Медперсонал очень внимательный, мне понравилось их обращение с детками. Т.А. пришла нас проведать, я ей благодарна за это. Муж привез вещички для дочки, крема и марлевые салфетки. Подходил к окну, я ему ее показывала. Он сказал, что похожа на меня.

   Все последующие дни прошли в заботах о дочке, приезжала мама и другие родственники, делались прививки, а в понедельник выписка. Поспала я немного только в ночь на понедельник. Так, с четверга я не спала. Дочка часто кушала и часто плакала от живота, т.ч. были бессонные ночи. Чувствовалась неловкость, что Ирина с дочкой спит, а я хожу по палате, качаю, убаюкиваю, а дочка все плачет.

   Медсестра приходила, пыталась успокоить. Успокаивала мысль, что скоро домой. В понедельник утром привез вещи, чтоб идти на флюорографию в другое здание через улицу. Все привез, а дубленку забыл. Время поджимало ехать за ней, пришлось идти в его куртке и без него, а хотелось с провожатым, ведь было скользко. Идти пришлось довольно далеко, да еще оказалось, что зря - аппарат там сломался. Пришлось идти еще дальше. С нашими детками остался медперсонал, но я страшно волновалась: "как там она?". Сделав флюорографию, вернулась к дочке. Она спала, да и вообще было непривычно тихо, все почти детки спали. Мы решили, что им что-то дали, глюкозу может быть, чтоб спали. Отдала мужу оставшиеся вещи, чтоб при выписке легче было, чтоб меньше было вещей. А тем временем пришла медсестра взяла кровь у дочки, осмотрела перед выпиской. Меня же перед выпиской смотрела заведующая, но не делался внутренний осмотр, а только внешний. Потом я позвонила мужу, что к нам претензий нет от врачей, и нас выпишут. На улице было холодно.. В машине 14:00 ч. дожидалась мама, свекровь, сестры мужа.

   Неизвестность была с выпиской. Кто говорил, что нужно раньше 14:00 приехать и занять очередь, кто говорил, что не надо. Никто не объяснил, что нужно занимать очередь к заведующей, так как многие медсестры говорили, что вызовут, ждите. Так хотелось домой! Оказалось, что очередь все же занимать нужно. Когда мы с Ириной об этом узнали, то очередь была уже длинной, все девчонки, со второго этажа были впереди нас, тех, кто с первого этажа. А кабинет заведующей рядом с нами, было и смешно и грустно. Заняла очередь, а заведующая задерживалась, было уже 15:00. Наконец она пришла и сказала заходить по одной, а медсестра сказала, что сначала будут заходить те, за кем уже приехали. Я оказалась теперь в очереди четвертой. Я позвонила мужу, сказала об этом. Документы оформили быстро. Я взяла вещи, а медсестра дочку и мы пошли в комнату, где ее должны были одеть на выписку. Нас передали, что называется в другие руки, и медсестра ушла. В комнате звучала музыка, видимо для того, чтобы легче было одеть детишек, чтоб отвлечь. Да она была и без того спокойная, спала. Я отдала одежду, ее стали одевать, а я в соседней комнате переодевалась. И всего дверь меня отделяла от наших встречающих, слышны были голоса. Приятное волнение.

   Дочка все-таки проснулась при одевании, заплакала. В это время мужчина-медбрат ее фотографирует и снимает на видео. Наконец мы собрались, мужчина вышел к моим родным и приготовился запечатлеть наш с Никой выход. Наконец слышу свою фамилию. С дочкой на руках выхожу. Стоят в ряд родные, муж с цветами. Так рада их видеть! А дальше, с другой стороны, толпа встречающих, тех, кого выписывают позже. Довольные и счастливые выходим на улицу. А там холодно, снег метет, ветер. Даже на улице не фоткались, скорей в машину. Как часто я наблюдала выписку в окно, когда лежала на сохранении, ждала, когда придет моя очередь.

   Наконец дождалась! Ближе к дому небо светлее и снег - будто не шел, это видимо нас так родной район встречал. Подъехали к дому, а погода совсем иная! Тихо, снег не метет, светлое голубое небо, благодать! Будто в другой город приехали. Подъехав к подъезду, муж помог выйти из машины, а в квартиру вошел первым с дочкой на руках. Так началась наша новая жизнь, жизнь втроем. Теперь мы в новом статуте - мама и папа.

ЧАСТЬ 6. Да здравствуют врачи!

   Огромная благодарность тем врачам, тем милым женщинам, с которыми столкнула меня жизнь в столь важный для меня период. Это Кокина Галина Геннадьевна, Безменова Татьяна Александровна, Жирникова Нина Алексеевна, Батурина Наталья Владимировна. Спасибо Вам за Ваше отношение, понимание, готовность выслушать, помощь в сохранении и появлении моей Ники. Только благодаря Вашему чуткому сердцу и богатому опыту, а также Богу, у меня есть сейчас мой родной человечек, моя доченька. Здоровья Вам, успехов, терпения в Вашем не легком деле!

   ЧАСТЬ 7. Послесловие.

   С момента родов прошло 10 месяцев, а будто только вчера родила. Каждый день вспоминаю свою первую встречу с дочкой, наверное, только ради этого и стоит жить. Никаких отрицательных эмоций, связанных с родами, у меня нет, наоборот, только нежные воспоминания о том, что вот-вот появится мое драгоценное сокровище. За всю беременность набрала 15 кг, которые сейчас бесследно исчезли. Стала такой, как до родов, и скажите, что рожала! Сейчас моя Никочка совсем большая. Кормлю до сих пор грудью, хотя некоторые подруги удивляются, что так долго. Вот некоторые из успехов моей доченьки: 3 месяца - переворачивается со спины на живот; 5 мес. - с живота на спину; 6 мес. - ползает; 6,5 мес. - ходит при поддержке; 8,5 мес. - самостоятельно ходит. Растет смышленой, любознательной девочкой, ее все интересует, ни минуты не сидит на месте. Как я рада ее появлению! Расти, малышка, здоровой, на радость нам, твоим родителям и родным.

    Дорогие будущие мамочки! Не надо бояться родов! Все зависит от вашего отношения к ним. Научитесь техникам дыхания в родах, это здорово помогает. Руководите процессом, ведь врач только помогает, основное же зависит от ваших усилий. Мысленно зовите малыша, дайте ему понять, как вы ждете его, и он не заставит себя ждать, ведь он, как и вы ждет встречи с вами. Желаю всем будущим матерям таких же легких, естественных, безболезненных родов, как у меня, таких же опытных врачей и здоровых, послушных детишек! 19 января 2006 г.

Мои роды в стихах.

Месяц март настал и вот

"Скорая" в роддом везет.

Глажу нежно свой животик

Вдруг расстанемся сегодня?

Вдруг сегодня все случится:

Дочка у меня родится,

Встречи жду я, кто бы знал

Может, этот день настал?

Быстро я домчалась к месту,

Будто к жениху невеста.

Вверх на лифте поднялась,

И работа началась!

Схватки сносные пока,

Замечаю их едва.

Медсестра ко мне зашла,

Пузырь проткнула и ушла.

Схватки сильные пошли,

Мячик прыгать принесли.

Прыгаю на нем и мне

Легче вроде бы уже.

Правильно дышу при этом,

Знания ведь есть об этом.

И на часики гляжу,

Сколько здесь уже сижу.

Что-то я скакать устала,

Вроде здесь кровать стояла?

Надо бы поспать немного:

Все же это же работа! Д

о кровати добежала,

Лучше б вовсе не лежала.

Боль такая, просто жуть:

Ох, быстрей бы мяч вернуть!

Не могу я встать от боли

И до мячика дойти.

Что мне делать, я не знаю,

Как с кровати мне уйти? Н

адо ждать, когда ослабнут

Схватки крепкие тиски.

Это ж надо, как же долго

Может схваточка идти!

Отпустила, слава богу,

Наконец-то дождалась,

И быстрее антилопы

Я на мячик понеслась.

Все, отсюда я не встану,

Не просите, ни за что!

Тут заходит врач в палату

Произносит: ну и что?

Рассказала ей, что было,

На кровать как я ходила.

Как на мячике скачу

Что уже рожать хочу.

Одобрительно кивнула,

Что уже пора начать.

Появилась чтобы дочка -

Надо силы прилагать.

Ну а я - давно готова,

Лишь бы все прошло быстрей.

Вот теперь кровати рада,

С дочей встречусь я на ней.

Я стараюсь, что есть мочи,

Тужусь, тужусь, вот дела

Врач твердит: все ради дочи,

Я: как мама родила?

Вроде делаю как надо,

Не выходит, врач сердит.

Говорит: сильнее надо,

И другим: когда родит?

Схватка. Воздуха вдохнула

И потужилась... Что, нет?

Врач мне глазом подмигнула:

Родилась головка в свет.

У врача спросить решила:

Все, что сложно позади?

Улыбнулась та так мило:

Плечи главное б прошли!

Ну а плечи вдруг решили

Оба напролом идти.

И не ждать своего часа,

И не уступать пути.

Врач сказала: пусть рожает.

Будь что будет, говорит.

Раз она так утверждает

Ситуация претит.

Ладно, тужусь, раз сказали,

Вариантов-то ведь нет!

Все, немного постаралась:

Дочка родилась на свет!

Шесть часов прошли как миг,

Вот и слышу дочин крик.

Все, голубушка моя,

Здравствуй дочка - мама я!

15 декабря 2006г.

Возврат к списку

Загрузка комментариев...

Разделы

Другие статьи